@n@nim
Maybe I'm crazy, maybe you're crazy, maybe we are crazy.
Название: Океан
Автор: @n@nim или ananim66
Бета:Tear of the God of Death
Пейринг: Саске/Наруто - основной
Рейтинг: NC-17
Жанр: ангст, драма, мистические существа
Размер: макси
Саммари: Человек думает, что он самое совершенное и разумное существо. И пытаясь доказать это, в первую очередь себе самому, он уничтожает то, к чему прикасаться не следует, завоевывает то, что ему не принадлежит, и покушается на вещи, силу которых, не вправе присваивать себе. И когда грань дозволенного, с треском, разрывается, на человеческий род обрушивается тьма...
Состояние: в процессе
Дисклеймер: все права на персонажей принадлежат Масаси Кишимото, а весь тот бред, что здесь написан, мне
Предупреждение: АУ, яой, насилие, ООС
Размещение: куда угодно, но только скиньте ссылку
От Автора: Надеюсь, что читабельно. Приятного прочтения)


========== Глава 2 ==========
The enemy is after me again

Afraid of the sea,

And what's down there?

I need to sleep

It's been a whole week.



(Archive - Sleep)




Cкачать [Archive Sleep] бесплатно на pleer.com


- Ну. И как долго мы должны их ждать?



- Столько, сколько понадобится.



Бросив раздражённый взгляд на младшего инспектора, Инудзука продолжил разглядывать свои вычищенные до блеска кожаные ботинки, купленные специально для таких случаев. А поводов для того, чтобы их надеть, в его жизни было два. День, когда он получил звание старшего инспектора убойного отдела, и сегодняшний. Но благодаря двум идиотам, неспособных даже придти вовремя на встречу, он был вынужден тупо пялиться на носок одного из драгоценных ботинок, таким образом предотвращая уже начинающий поднимать голову нервный срыв.



- Может, плюнем на них и отправимся уже? - не выдержав и минуты, вновь подал голос младший инспектор.



Глубоко втянув в лёгкие воздух, Киба был уже готов выплеснуть всю накопившуюся злость на назойливом подчинённом, но ему помешал гнусавый голос помощника, возвестивший о том, что Учиха Саске и Хозуки Суйгетцу соблаговолили, наконец, появиться.



- Вы опоздали, - от неконтролируемой ярости раздувая крылья носа, прорычал Киба, круто развернувшись на каблуках в сторону неторопливых шагов.



- Прости, - дружелюбно улыбнувшись, произнёс блондин, с ног до головы окидывая разъярённого инспектора взглядом. - Классный костюмчик.



- Я же предупреждал, что опоздавших ждать не будем, - пропустив мимо ушей слова Хозуки, проговорил Инудзука, заставляя грудную клетку сокращаться чуть медленнее и ровнее.



- Однако вы всё ещё здесь, - подал голос высокий брюнет, оглядывая собравшихся скучающим взглядом.



С силой сжав зубы так, что в глазах заплясали искры, Киба резко развернулся и стремительным шагом направился в сторону городского порта, около которого и было назначено место встречи. Оставленные члены команды не стали дожидаться прямого приказа и последовали вслед за шатеном. Чуть задержавшись, Саске взглянул на спокойную гладь океана и неторопливо зашагал по направлению исчезнувших из вида людей.

Как объяснил чуть позже Нара, время, потраченное на дорогу, будет составлять плюс-минус семь дней. Три-четыре дня уйдёт на переправку команды по морю до Исикавы, а оставшееся время - по суше до Сиракавы, деревни, которая и является их целью.

Внимательно выслушав объяснения помощника старшего инспектора, Учиха мысленно нарисовал себе карту предстоящего пути. Честно признаться, он не был готов к столь отдалённому путешествию. Из слов Хатаке можно было сделать вывод, что смерти происходили в нескольких километрах от Конохи. На деле же оказалось, что расстояние составляет около нескольких сотен километров.

Он и раньше совершал такие длительные путешествия, но то было совершенно другое. Не было пристального внимания со стороны стражей правопорядка, обязательств перед начальством и такой большой ответственности за чужие жизни. Раньше он и Суйгетцу были в праве отказаться от миссии, если она им не подходила, а сейчас у них не было такой возможности. Более того, они были единственными, кто по-настоящему был способен довести дело до конца. Те люди, которые сейчас так пристально и внимательно ловят каждое слово, вылетающее из уст Шикамару Нары, ни разу не сталкивались с чем-то подобным. Даже Инудзука, хоть он и пытался это скрывать, был взволнован и не на шутку напуган сложившейся ситуацией. Если дело обстоит именно так, как сказал Какаши, то они сейчас столкнулись с потусторонним миром, правил которого не знает никто.



- Всем всё ясно? - как только Шикамару закончил свои объяснения, спросил Инудзука, ясным уверенным взглядом посмотрев на каждого находящегося в небольшой каюте капитана шхуны "Вера". Получив в ответ утвердительные кивки, он удовлетворённо выдохнул, жестом позволив команде разойтись.



В помещении остались трое: сам инспектор и два охотника, терпеливо ждущих, пока последний представитель закона закроет за собой дверь.



- Что-то не так? - чуть наклонив голову вбок, поинтересовался Киба, как только они оказались в одиночестве.



- Эти люди. Ты уверен в них? - не став тратить время на пустой трёп, спросил Саске. - Ты же понимаешь, с чем им, возможно, придётся столкнуться.



- Я полностью в них уверен. Неужели ты думаешь, что начальство позволило бы взять на это задание некомпетентных сотрудников? Что бы ты там ни считал, но мы не дураки. Мы отлично осознаём, во что ввязались и какие жертвы, возможно, понесём за это решение. Так что не переживай за моих людей. Лучше подумай о себе и своём напарнике.



Выдержав направленный на него взгляд, Саске молча развернулся и покинул каюту. Оставшейся в помещении Суйгетцу неуверенно почесал в затылке.



- Что-то хотел? - не дожидаясь, пока белобрысый парень начнёт говорить, спросил Киба.



- Нет. То есть да, - немного замявшись, охотник всё же уверенно поднял голову и посмотрел Кибе прямо в глаза: - Я хотел спросить, как там тот парень, в больнице?



Задумавшись на мгновение, Инудзука с удивлением посмотрел на Суйгетцу:



- Ты имеешь в виду Изумо? - дождавшись утвердительного кивка, шатен улыбнулся: - Не переживай, с ним всё в порядке. В ближайшее время его выпишут из больницы. Мы и вернуться не успеем, а он уже будет ловить преступников и доблестно следить за порядком в городе.



- Что ж, это хорошо. Спасибо, - слегка поклонившись в знак признательности, парень счастливо улыбнулся и через несколько секунд скрылся за дверью.



- Странный парень, - хмыкнув, произнёс себе под нос Инудзука и с тяжёлым вздохом принялся выгребать всю накопившуюся макулатуру по предстоящему делу.



***




Шхуну немного покачивало на волнах, и первые несколько часов в море Саске ощущал лёгкую тошноту. Суйгетцу же, напротив, выглядел раздражающе бодро и непостижимым образом умудрялся быть везде одновременно, завороженно наблюдая за работой моряков. Сколько брюнет его знал, у Хозуки всегда была эта ненормальная тяга к воде. Даже обычный приём душа или ванны приносили блондину небывалое удовольствие.



- Откуда в нём столько энергии?



Даже не вздрогнув от внезапно появившейся компании в лице младшего инспектора, Саске неопределённо пожал плечами.



- Чёрт, мне бы так, - прозвучавшая в голосе обида заставила губы брюнета растянуться в ухмылке. Повернув голову в сторону голоса, Саске еле сдержал желание отодвинуться на несколько шагов назад.



Бледно-зелёное лицо с испариной на высоком лбу и растрёпанные чуть длинноватые волосы человека рядом с ним совершенно отличались от самоуверенного парня, встреченного им всего пару часов назад. Видимо, морская прогулка ни на всех влияла так живительно и бодряще, как на его напарника.



- Что, хреново выгляжу? - невесело улыбнувшись, спросило существо напротив.



- Есть немного, - приказав себе собраться, кивнув, ответил на вопрос Саске.



- Ничего. Как только спустимся на землю я покажу, чего стою! - взметнув руку вверх и сжав ладонь в кулак, громко провозгласил парень. И тут же покрылся ещё большей испариной, согнулся пополам и помчался к правому борту шхуны освобождать свой многострадальный желудок.



Проследив за скоростным бегом инспектора, Саске криво улыбнулся.



- Веселишься?



Видимо, подкрадываться к человеку сзади стало принято в обществе за правило, а он пропустил этот момент. Развернувшись к Инудзуке, брюнет поднял одну бровь вверх:



- Да вот наблюдаю, как один из ваших сотрудников сдаёт спринтерские забеги на скорость от одного борта к другому.



- И как успехи? - стараясь не обращать внимания на сочившийся в словах брюнета сарказм, решил поддержать беседу Инудзука.



- Его ждёт великое будущее, - растягивая губы в ещё большей ухмылке, заверил инспектора Саске.



- Не стоит недооценивать моих людей, Учиха, - вскинув голову, совершенно другим голосом, чем секундой раньше, произнёс Киба.



- Даже не думал. По крайней мере, убежать этот парень сумеет.



Последний раз взглянув на до сих пор весящего на борту младшего инспектора, брюнет неторопливо пошёл в сторону беснующегося Хозуки. Оставленный стоять в одиночестве, Инудзука раздражённо пнул стоящую рядом деревянную бочку и шикнул от пронёсшейся по всему позвоночнику боли, начавшейся в стопе.



***




В течение последующих дней погода была относительно спокойной. Несколько раз их шхуна попадала под неумолимый поток льющегося с неба дождя, но в основном весь их путь по морю сопровождался солнечной погодой с преобладанием попутного ветра. Моряки на это лишь пожимали плечами, не говоря ничего конкретного. Ближе к точке назначения поднялся небольшой ветер, но и он стал не столь большой проблемой. Пришвартовавшись в ближайшем порту, компания из шести человек со всеми своими немногочисленными вещами сошлась на мнении, что сперва стоит переждать ночь в местной гостинице, а дальше решать, каким способом добираться до Сиракавы.



- Почему нельзя просто сесть на поезд? - стараясь подавить зевок, озвучил свою мысль Суйгетцу, стоило только всем членам команды собраться на следующее утро за общим столом.



- Слишком дорого, - нанизывая на вилку яичницу, просто ответил Инудзука и с наслаждением отправил кусок в рот.



- Я считал, что все наши расходы будет оплачивать деревня, - повернув голову в его сторону, вопросительно поднял брови Конохомару, младший инспектор, самый молодой из всех присутствующих в помещении столовой. Даже Хаттори Тен-Тен, судмедэксперту, или патологоанатому, как она сама любила себя называть, был двадцать один год.



- Верно. Но так как тратиться никто не хочет, мы вынуждены урезать свой бюджет до допустимого минимума, - вступил в обсуждение Шикамару, лениво пережёвывая свой завтрак.



- Тогда что будем делать? Пешком добираться до этой деревни точно не вариант, - снова вернулся к насущному вопросу единственный блондин в комнате.



- Будем ловить попутку.



- Серьёзно? Нас шесть человек. Кто согласится взять к себе такую толпу?



- Только идиот, - вставил своё слово Учиха и вновь замолк.



На это высказывание брюнета последовала пятисекундная тишина, после которой Киба, Суйгетцу и Конохомару продолжили своё обсуждение, изредка прерываемые непродолжительной речью Нары.

Тен-Тен спустя какое-то время решила покинуть место сбора и, никому не говоря, просто договорилась с владельцем гостиницы о шестёрке скакунов на ближайшие пару недель, с непоколебимой уверенностью на лице заверив, что обязательно вернёт их в целости и сохранности. Хозяину ничего более не осталось делать, как просто довериться судмедэксперту, особенно после того, как она с очаровательной улыбкой на лице в подробностях описала, что именно его ждёт в случае отказа помощи следствию.

Спустя ещё пру часов вся группа, взобравшись на коней, скакала по направлению Сиракавы. Устраивая привалы два раза в день по нескольку часов и останавливаясь на ночлег во встречных мелких деревушках, они, как и спланировал Шикамару, добрались до границы интересовавшего их села в течение четырёх дней. Единственное, что отделяло их от Сиракавы, был горный хребет, окружающий практически всю деревушку. Отправив на разведку Конохомару, Киба и Шикамару принялись писать официальное письмо главе деревни, сообщающее о том, что они готовы приступить к выполнению своих обязанностей незамедлительно, стоит им только оказаться на территории деревни. Вернувшийся к тому времени Конохомару с широкой улыбкой на своём юном лице доложил о найденной им дороге, ведущей через горный хребет прямиком в село. С облегчением выдохнув, Инудзука командным голосом произнёс небольшую вступительную речь и отправил всех по коням, радуясь тому, что наконец можно приступить к долгожданной работе, а не просиживанию штанов на дешёвом седле скакуна.

Как и следовало ожидать, их встретили ещё на подъезде к селу. Двое мужчин приветливо улыбались, не забыв при этом поинтересоваться, хорошо ли они добрались, и сообщить последние новости, произошедшие за отрезок времени, потраченный на дорогу сюда.

Как оказалось, за прошедшую неделю произошел ещё один инцидент с летальным исходом. В деревне из-за последних смертей потихоньку поднимается паника, и поэтому местным властям пришлось ввести необходимые правила поведения жителей на территории села. Внимательно выслушав слова сопровождающих мужчин, Нара одобрительно кивнул головой.

Стоило только группе из восьми человек переехать границу начала деревни, как их тут же окружили местные жители, с смесью страха и любопытства наблюдающие за их передвижениями. Стараясь смотреть только на тянущуюся вперёд дорогу, Саске надеялся поскорее оказаться за закрытой дверью своего гостиничного номера.

Терпеливо дожидаясь, пока Инудзука уладит последние формальности, охотники молча оглядывались по сторонам в поисках негативно-настроенных лиц, так часто встречаемых на протяжении всей их работы. Но, на удивление, все собравшиеся люди смотрели в их сторону с неподдельной надеждой в казавшихся одинаковыми глазах.

Пожав руку одному из мужчин, Киба со словами благодарности принял ключи от места их временного проживания и, развернувшись в сторону, ведущею прочь от собравшейся за короткое время толпы, уверенным шагом так, как будто бывал здесь ни один раз, зашагал по растоптанной множеством ног дороге.



- Нам повезло: последняя смерть окончательно подкосила глав этой деревни настолько, что они выделили в наше распоряжение целый комплекс построек, предназначенных для приезжающих сюда туристов. В одном доме проживает максимум четыре человека, а так как среди нас присутствует девушка, - непроизвольно все взгляды устремились на оглядывающуюся по сторонам Тен-Тен, - разделимся следующим образом: Шикамару и Конохомару - в доме номер три, Тен-Тен - в пятом, а я, Саске и Суйгетцу остановимся в четвёртом, так как в нём больше всего места. Есть возражения? - прождав положенные тридцать секунд и не услышав слов протеста, Киба молча раздал ключи. - У нас есть ровно полчаса, чтобы привести себя в порядок, затем встречаемся у поворота. Я знаю, что все вы устали, но, к сожалению, пропустить официальный приём у глав Сиракавы мы не имеем права. На этом всё.



***




Ожидая своей очереди в душ, Суйгетцу неосознанно отбивал барабанную дробь ногой, время от времени косясь в сторону невозмутимо раскладывающего свои вещи по полкам довольно вместительно шкафа Инудзуку. Парень не привык делить территорию с кем-то, кроме плескающегося в ванной Учихи. И поэтому присутствие старшего инспектора его слегка нервировало, заставляя все натренированные за долгое время инстинкты обостриться так, как будто перед ним находится не обычный исполняющий свои обязанности полицейский, а вооружённый до зубов враг.



- Может, перестанешь пялиться на мой зад?



Произнесённые слова заставили Хозуки подскочить на месте, а сердце - забиться в три раза чаще обычного. Тем не менее это не помешало ему, гордо выпрямив спину, ядовито ответить на недавнее высказывание Инудзуки. Посмотрев через плечо, Киба только усмехнулся и вернулся к прерванному занятию выуживая из, казалось бы, небольшой сумки очередную белую рубашку.



- Хоть бы оригинальность включил. У тебя что, в чемодане склад деловых костюмов?



Шатен решил оставить без комментариев нелепое предположение охотника.

Скрипнувшая дверь послужила для Хозуки сигналом, и последний торопливо скрылся в ванной комнате.

Повисшая после ухода блондина тишина постепенно наполняла собой всё пространство гостиной-спальни, заставляя оставшихся брюнета и шатена напряжённо выпрямить спины, старательно изображая невозмутимость на лице и в движениях тела.



- Он стал ещё более нервным с нашей последней встречи, - прозвучавшие слова как будто разрушили стену, состоящую из кирпичей сгустившейся тишины. Саске облегчённо выдохнул.



- У него бывает. Не обращай внимания.



Неловкое молчание вновь наполнило помещение, но в отличие от предыдущего не давила на лёгкие и позволяло дышать спокойно.



- Как там ведьма?



Киба озадаченно нахмурился, пытаясь сообразить, о ком именно идёт речь, но спустя несколько минут понял, что это бесполезно:



- Ведьма?



Сообразив, что Инудзука не в курсе, Саске еле заметно ухмыльнулся:



- Сенджу.



- А. Цунаде. Можешь не беспокоиться: она живёт лучше всех нас вместе взятых, - проскользнувший в интонации инспектора сарказм заставил Учиху по-новому взглянуть на парня.



- Я считал, что ты предан главе Конохи как верный пёс, - растягивая гласные, произнёс Саске, в вопросительном жесте выгнув бровь.



- Так и есть.



То, как сжались в тонкую полоску губы инспектора, лучше всяких слов натолкнуло брюнета на мысль, что разговор потёк в совершенно неприятную для Инудзуки сторону. Но так как Учиха не привык останавливаться на полпути, он и в этот раз решил довести дело до конца:



- Если ты так предан ей, как говоришь, почему тогда помог подопытной крысе сбежать?



Неготовый к такому откровенному вопросу, Киба вздрогнул и уставился не читаемым взглядом куда-то в область переносицы Учихи:



- Я действовал в рамках закона.



- Да неужели? Не припомню, чтобы какой-либо закон защищал права нелюдей.



Предупреждающе сузив глаза, Инудзука посмотрел прямо в насмехающиеся чёрные зрачки брюнета:



- Меня подтолкнула к этому поступку совесть. А вот что заставило тебя помочь нечести бежать, намного интереснее.



Хмыкнув, Саске повернул голову в сторону окна, автоматически замечая, что на улице крупными хлопьями идёт снег. Вновь повернув голову так, чтобы видеть собеседника, брюнет был готов уже продолжить прерванный разговор, как резко обернулся обратно к тонкой стеклянной поверхности окна:



- Ничего странного не замечаешь? - вместо приготовленного ответа спросил он.



- Ну, разумеется. Ведь ты охотился на этих тварей практически всю сознательную жизнь, и вдруг ни с того ни с сего решил спасти жизнь одной из них. Здесь всё кажется странным, - с сарказмом произнёс Инудзука, наблюдая за тем, как брюнет напротив отдёргивает светло-бежевую штору в сторону, полностью открывая обзор на улицу за окном.



- Я не об этом. Посмотри, - кивнув на территорию комплекса за стеклом, нетерпеливо произнёс Учиха.



Быстро преодолев разделяющее их расстояние в несколько шагов, Киба проследил направление взгляда брюнета, но так и не смог заметить ничего примечательного. Близко посаженные друг к другу сосны, несколько прохожих (скорее всего, служащие этого места, так как все они были одеты в одинаковые ярко-красные комбинезоны), сидящая возле деревянной будки собака - насколько парню было видно с этого места, хаска, - тонкий слой снега на сочной траве. Ничего, что могло бы привлечь внимания. Разве что подозрительный тип, крутящийся возле соседского дома, но это не его дело. Вновь взглянув на сосредоточенное лицо охотника, парень раздражённо спросил:



- Что? Что не так?



- То есть снег в середине лета тебя ну никак не смущает? - выразительно приподняв бровь, издевательским голосом поинтересовался Учиха.



Недоуменно повернув голову обратно в сторону улицы и уставившись на побелевшую из-за кристаллизованной воды землю, Киба попытался объяснить себе, как такое возможно. Но в голове у него было стерильно чисто, как в операционной, поэтому единственным вариантом в данной ситуации было терпеливо дожидаться объяснений со стороны брюнета. Но, видимо, и у Учихи нечего было сказать на этот счёт, так как он тоже молча уставился на падающий с неба снег. В июле.



- На что вы там уставились? - прозвучавший за их спиной вопрос вынудил их наконец оторвать взгляды от окна и повернуться в сторону только что вышедшего из душа Суйгетцу. - Такое ощущение, что вы приведение увидели, - посмотрев туда, куда несколько секунд назад неотрывно пялились старший инспектор и охотник, Суйгетцу заинтересованно произнёс: - О, снег идёт.



***




- И часто у вас такое бывает?



Через двадцать пять минут после обнаруженного охотником феномена все члены команды находились в кабинете главы села Сиракава. Мужчина, сидящий в кресле, был тучным и лысеющим стариком, каких можно встретить в любом городе и любой самой отдалённой деревушке Японии. Единственным, что указывало на его высокое положение, была отработанная за многие годы способность расположить к себе собеседника и гордая осанка, не типичная для вечно преклоняющих головы простолюдинов.

Заданный Кибой вопрос, казалось, никак не отразился на мимике и жестах мужчины. Только уголки губ стали более напряжёнными, а движения рук мгновенно прекратились, и стало похоже, что человек и вовсе застыл, как мраморная статуя, не способная пошевелиться. Но спустя пару мгновений он снова вежливо улыбался, направляя свой взгляд на всех и ни на кого конкретно:



- Последний раз, когда происходило нечто подобное, если не ошибаюсь, был пятьдесят лет назад. Селу в те времена многое пришлось пережить, и погодные аномалии были не самой страшной проблемой.



- А конкретнее?



- В те годы, если верить хранящимся в нашем архиве документам, происходило много странного. Люди пропадали буквально средь бела дня, животные и птицы массово бежали прочь из деревни...



- А тех людей, что пропадали, позже находили замершими до смерти? - прервал мужчину Шикамару, у которого с лица полностью исчезло скучающее выражение, на месте которого появилось неподдельное любопытство.



- Да, - просто ответил на вопрос старик. Его лицо прорезали глубокие морщины: казалось, что произнесённое им только что слово приносит мужчине невыносимую боль.



- И сколько именно было жертв? - стараясь хоть как-то отвлечь главу Сиракавы, задал следующий вопрос Киба, знаками заставляя Нару стереть выражение крайнего любопытства с физиономии.



- Около пятнадцати. Может, больше, - последовал незамедлительный ответ.



Наблюдающий за всем Учиха перевёл взгляд с мужчины на Инудзуку и знаком дал понять, что пора заканчивать. Тот, в свою очередь, неприязненно скривился, но поспешно заверил старика, что их отряд сделает всё для предотвращения прошлой трагедии. Когда они покидали стены кабинета, глава села Сиракава выглядел намного бодрее, чем в начале их разговора.



- Он что-то не договаривает, - это было первое, что сказал Учиха, как только они оказались вдали от здания управления. - Слишком поспешно отвечал на задаваемые вопросы. Так, как будто заранее подготовился.



- Может, он и в правду подготовился, - пожал плечами Конохомару, идущий чуть впереди всех остальных.



- Тогда какой смысл скрывать свою осведомлённость? - не желая уступать, спросил Саске и, не дождавшись ответа со стороны парня, удовлетворённо хмыкнул.



- Это неважно. Даже если глава знает больше, чем хочет показать, нас это не должно касаться, - вступил в спор Инудзука, глядя прямо перед собой. - Или вы не знаете, что всё начальство, так или иначе, скрывает от подчинённых большую часть информации. В любом случае нам всё равно нужно будет проводить опрос, вследствие которого мы и узнаем всё, что нам необходимо знать.



Оставшуюся часть пути до места временного проживания группа из шести человек преодолела в относительной тишине. Её нарушали лишь тихо переговаривающиеся между собой Тен-Тен и Конохомару, изредка посмеивающиеся над какой-то шуткой или забавной историей. Все остальные шли молча, не обращая ни на что внимания и погрузившись каждый в свои мысли.

Прежде чем разойтись по домам, Инудзука что-то сказал про трудный день и предстающую тяжёлую работу. Но Саске из его речи уловил только одно слово: "отдых".

Оказавшись наконец в спальне, он, не скрывая своей усталости, рухнул на кровать, не способный даже заставить себя помыться, прежде чем лечь в постель. Судя по вялым движениям соседей по комнате, Суйгетцу и Киба тоже валились с ног.

Заставив свой воспалённый мозг отгородиться от окружающего мира, Саске мгновенно уснул.



***




Солнце уже практически спустилось за горизонт. Небо, поддёрнутое кровавыми разводами заката, постепенно наполнялось густой пеленой ночи. Кое-где уже можно было заметить ярко сверкающие точки звёзд. Он стоял по колено в воде. Ткань брюк намокла и с каждым мерным покачиванием воды обволакивала икры и голень. Дул прохладный морской ветер, наполняя лёгкие свежестью и вызывая желание вздыхать как можно глубже.

На этом пляже он был один. Никто не мешал своим назойливым присутствием. Никто не вынуждал его отвечать на бессмысленные вопросы. Только он и тишина, нарушаемая шумом прибоя и редкими выкриками далёких птиц.

Когда он вглядывался в горизонт, ему то и дело казалось, что с противоположного берега этой маленькой вселенной на него пристально смотрят чьи-то глаза. И от осознания этого факта ему почему-то хотелось растянуть губы в улыбке. Запрокинув голову и прикрыв веки на долгое мгновение, парень позволил себе расслабленно наслаждаться покоем, таким редким спутником в его жизни.

Застыв в этой позе и блаженно погрузившись в обволакивающее его ничто, он краем уха уловил не вписывающийся в особую тишину моря звук. Будучи всё ещё расслабленным, он медленно опустил голову, одновременно приоткрывая глаза. Для того, чтобы в следующую секунду в ужасе их расширить и отскочить, точнее, попытаться отскочить, потому что тело его как будто приросло к песчаному дну, не давая возможности сдвинуться с места хотя бы на сантиметр.

Он вынужден наблюдать, как медленно, с трудом преодолевая разделяющее их расстояние, к нему приближается нечто, бывшее когда-то его братом. Оно, бледное, с трупными пятнами на безразличном и отёчном лице, заставляло всё тело напрячься, а мышцы - моментально задрожать. Практически полностью разорванная мокрая одежда висела на восставшем из так старательно похороненного воспоминания человеке лохмотьями обесцвеченных тряпок. Когда-то светящиеся добротой, тёмно-карие глаза и вовсе отсутствовали, сожранные оголодавшими морскими рыбами. Зияющая пустота глазниц неотрывно "смотрела" на него, вынуждая колени подкоситься, погружая застывшего в немом ужасе парня по пояс в воду.

Где-то сбоку появилась тень, и, повернув голову в ту сторону, он увидел практически точную копию того, что медленно направлялось к нему, но намного старше, с ярко выделяющими морщинами вокруг глаз и рта. Отец даже в загробном мире умудрился сохранить выражение суровости на опухшем от долгого пребывания в воде лице. Его всё ещё целый, в отличие от другого, глаз взирал на него с еле уловимом упрёком, как будто говоря: " Ты должен быть с нами".

И когда к нему прикасаются ледяные руки брата, к которым спустя несколько секунд присоединяются ладони отца, он уже смирился с тем, что произойдёт дальше. Его умершим родственникам даже не приходится применять силы: он сам погружается в воду с головой, отстранено наблюдая за размытыми силуэтами топящих его людей.

Лёгкие постепенно начинают гореть огнём, посылая в мозг сигналы. Он делает судорожный вдох, впуская в них солёную морскую воду, и чувствует, как его пронзают тысячи острых иголок. Это длится всего несколько секунд, которые кажутся вечностью. А затем наступает тьма...





Он открывает глаза, первое время пытаясь понять, где именно находится. Посапывающий на соседней кровати Суйгетцу и ворочающийся во сне Инудзука посылают поток воспоминаний, и парень с тяжёлым вздохом вновь опускает веки.

Приснившийся только что сон давит на сознание. И кажется, что он до сих пор ощущает солоноватый привкус воды во рту, а лёгкие до сих пор требуют свою законную порцию кислорода. От этого его дыхание непроизвольно становится глубоким и частым. Пытаясь справиться с непослушным телом, Саске на несколько секунд вовсе перестаёт дышать, и это по какой-то необъяснимой причине помогает. Сердце снова стучит ровно и размеренно, дыхание выравнивается, а мысли перестают бешено метаться в голове. С облегчением выдохнув, он опять раскрывает глаза, натыкаясь взглядом в искажённое ненавистью лицо с раскрытой пастью острых, как бритва, клыков. Всё, что успевает сделать Учиха, - это судорожно вдохнуть, прежде чем челюсти нависшего над ним чудовища смыкаются на тонкой коже шеи.



***




Подскочив на кровати, Саске тут же хватается за зудящее горло, автоматически отмечая, что за окном всё ещё идёт снег, постепенно покрывая под своим холодным одеялом небольшое село, в котором они вынуждены провести неопределённое количество времени. Выглядывающая из скучившихся плотных облаков луна еле-еле освещает погруженную во тьму комнату. Оглядевшись по сторонам, Учиха с досадой понял, что, кроме него самого, все спокойно видят уже, наверное, двадцатый по счёту сон. Очередной кошмар помешал ему нормально выспаться, наверняка оставив на его лице свою метку в виде уже непозволительно огромных мешков под глазами.

Проведя раскрытой ладонью по лицу, Саске заставляет себя подняться, тихо, чтобы не разбудить спящих соседей, шагая по деревянному полу в направлении кухни. Доставая из верхней полки кувшин с водой, он неотрывно смотрит в окно, провожая всё новые и новые снежинки взглядом. Блаженно припадая к прохладной поверхности посуды, он делает большой глоток, чувствуя, как жидкость растекается по телу холодными ручейками.

Проклятые кошмары сделали такие ночные ритуалы обыденностью. И Учихе это очень не нравилось. Он прекрасно понимал, что от недостатка качественного сна его сила и психическое равновесие опустится до такого уровня, что он просто будет не в состоянии держать оружие. Что в его профессии ой как нехорошо. С этим надо было что-то делать. Причём срочно.

Сделав напоследок ещё один глоток, парень поставил практически полностью осушенный кувшин на место. Размяв мышцы шеи и рук, он побрёл в сторону выхода. Натянув на себя предусмотрительно вытащенную из общей кучи тёплую шерстяную кофту и надев на босые ноги свои потрёпанные за многие года сапоги, Саске вышел наружу, вдыхая свежий воздух ночного села.

Приземлившись на влажную от моментально растаявшего снега ступень, Учиха безмолвно уставился в пространство перед собой, наслаждаясь сонной тишиной села.



- Не спится? - заданный спустя, наверное, час вопрос прозвучал неожиданно и неуместно для привыкшего к тишине Саске.



Даже не повернув голову в сторону говорившего, Учиха отрицательно покачал головой, хоть и не видел смысла в подтверждении и так очевидного факта. А присевший рядом Киба и не ожидал какой-либо реакции на свои слова, за прошедшее время привыкший к замкнутости и неразговорчивости брюнета.

Прохладный с утра ветер трепал непослушные волосы двух парней, неподвижно застывших на пороге небольшой деревянной постройки, не желая нарушать покой этого места. Снег наконец перестал опускаться холодной пеленой на землю, и на месте его скопления образовались небольшие лужицы, отражая на своей поверхности посветлевшее от утренних лучей восходящего солнца небо. Умиротворение длилось до тех пор, пока на улицу не стали высыпаться небольшими скоплениями идущие на работу люди. Село тут же наполнилось звуками человеческой деятельности, раздражая и побуждая последовать их примеру. Поднявшись с места и кинув напоследок пожелание как можно скорее вернуться с неба на землю, Инудзука скрылся за дверью их общего временного дома, оставляя Саске в одиночестве наблюдать за потоком меняющих друг друга людей. Тяжело вдохнув, брюнет с неохотой последовал примеру ушедшего только что инспектора. Окидывая в последний раз утреннею суматоху, Саске вернулся в дом.



Night time, gruelling,

Just time to waste

Heights they kill me, leave scarring on my face.

Cos I never, ever, ever fall into sleep?

And I've never ever ever felt so weak...



(Archive - Sleep)


@темы: Наруто, Океан, Фанфики