@n@nim
Maybe I'm crazy, maybe you're crazy, maybe we are crazy.
Название: Океан
Автор: @n@nim или ananim66
Бета:Tear of the God of Death
Пейринг: Саске/Наруто - основной
Рейтинг: NC-17
Жанр: ангст, драма, мистические существа
Размер: макси
Саммари: Человек думает, что он самое совершенное и разумное существо. И пытаясь доказать это, в первую очередь себе самому, он уничтожает то, к чему прикасаться не следует, завоевывает то, что ему не принадлежит, и покушается на вещи, силу которых, не вправе присваивать себе. И когда грань дозволенного, с треском, разрывается, на человеческий род обрушивается тьма...
Состояние: в процессе
Дисклеймер: все права на персонажей принадлежат Масаси Кишимото, а весь тот бред, что здесь написан, мне
Предупреждение: АУ, яой, насилие, ООС
Размещение: куда угодно, но только скиньте ссылку
От Автора: Надеюсь, что читабельно. Приятного прочтения)


Часть 6

I had to close down everything,
I had to close down my mind,
Too many things to cover me,
Too much can make me blind,
I've seen so much in so many places,
So many heartaches, so many faces,
So many dirty things...
You couldn't believe

(Moby - Extreme ways)



В комнате застыло напряжённое молчание, прерываемое только царапающими звуками по дереву и истошными воплями оставленного за дверью кота. Киба занял единственное в помещении кресло, хмуро глядя на дверь и периодически вздрагивая от слишком упорных попыток Кекса попасть в спальню. Его распухший и покрасневший нос сильно выделялся на бледном лице, и в голове Саске невольно всплывали ассоциации с ушедшим в запой пьяницей.
Не выдержав затянувшейся тишины, Суйгетцу нервно дёрнул рукой и произнёс:

- Ты говорил, что знаешь, с чем мы столкнулись. Так просвети нас.

После этих слов Инудзука резко повернул голову в сторону застывшего по центру Учихи, одним только взглядом требуя выполнить прозвучавшую просьбу-приказ Хозуки.
Глубоко вдохнув, Саске заговорил...

***


- Получается, что во всём виноват дух когда-то погибшей женщины? - казалось, во взгляде и выражении лица Инудзуки явственно проступало разочарование.

- Не просто погибшей. А погребённой заживо под слоем снега. У неё имеется множество прозвищ в разных частях мира. В Японии она больше всего известна под именем Юки Онна.

- «Снежная женщина»? - приподнял бровь Киба.

- Странно, что мне раньше не пришла в голову эта идея, - сокрушённо вздохнул Суйгетцу. - Ведь вывод напрашивался сам собой. Достаточно только сопоставить горную местность, аномалии погоды и способ убийств - всё становится до обидного очевидным.

- Это, конечно, всё замечательно, но вопрос остаётся открытым: как нам избавиться от призрака?

Учиха раздражённо передёрнул плечами и в упор уставился на инспектора. Тот, в свою очередь, недоумевающе приподнял вторую бровь.

- Это не призрак. Нечто посильнее, - отрывисто произнёс недовольный тем, что приходится объяснять элементарные вещи, Саске. - Но, несмотря на её способности, способов уничтожить нечисть довольно много.

- Ага. И один из них - игнорировать само существование Юки Онны, - расплывшаяся на лице Суйгетцу ухмылка удивила Инудзуку не меньше, чем вся сложившаяся ситуация в целом.

- Ты считаешь это забавным? - не выдержав, поинтересовался у до сих пор лыбящегося блондина инспектор. - Люди погибли, а ты глумишься? Я и раньше считал вас бесчувственными моральными уродами, но теперь я в этом уверен.

- Полегче, - предостерегающе глянув в его сторону, сказал Учиха. - Он смеётся не над жертвами и их смертями, а над тем, что эту тварь можно было уничтожить с самого начала, просто не обращая на неё внимания.

- Появись мы здесь раньше - смогли бы обойтись и таким примитивным способом. Но, так как наша Снежная Принцесса подкрепилась и набралась сил, теперь всё стало гораздо сложнее.

От интонации, с которой Суйгетцу произнёс последние несколько слов, у Кибы по всему телу пробежали мурашки. Дело было вовсе не в страхе или неприязни. А в том, каким нездоровым азартом зажглись глаза блондина.
Видимо, заметив состояние шатена, Саске прочистил горло, тем самым привлекая к себе внимание инспектора. Тот выжидающе на него уставился, всё ещё прибывая в каком-то странном состоянии опустошённости и отвращения к явно не совсем здоровой реакции Хозуки.

- Нужно собрать всех и обговорить способы уничтожения твари, - многозначительно посмотрев на шатена, сказал Саске.

Кивнув в знак согласия, Киба, не теряя времени, принялся одеваться, намереваясь немедленно пойти на поиски остальной команды. Оставаться и дальше наедине с охотниками не было никакого желания.
Напоследок посмотревшись в зеркало, Киба глубоко вдохнул воздух и резко распахнул дверь. Как и ожидалось, первым, с чем он - в прямом смысле слова - столкнулся, оказался недовольно сверлящий его взглядом кошак. Постаравшись обойти его как можно быстрее и при этом, не дай Бог, не задеть, Инудзука покинул территорию арендованного ими дома.
Следящий за всеми этими хитрыми манипуляциями Суйгетцу недовольно обратился к Учихе:

- И чем ему Кекс не угодил?

Хмыкнув, Саске насмешливо посмотрел на напарника:

- У него аллергия на котов, придурок, - посчитав свою миссию выполненной, брюнет направился в ванную.

***


Собраться, по общему мнению, решили в доме Инудзуки, Учихи и Хозуки. Примерно в течение тридцати минут все члены команды были полностью введены в курс дела и проинструктированы, как следует себя вести в случае нападения Снежной женщины.
Было глупо надеяться на то, что Юки Онна сама попадётся им в руки. Нужна была приманка. И для Саске стало приятной неожиданностью, что практически все находящиеся в гостиной люди были готовы без колебаний стать мишенью. Тем не менее Инудзука ожидаемо запретил кому-то жертвовать собой и с упрямством, граничащим с идиотизмом, выдвинул свою кандидатуру как единственно правильную. Конохомару вместе с Тен-Тен тут же запротестовали, но одного укоризненного взгляда со стороны молчаливо наблюдающего за всем происходящим Шикамару оказалось достаточно, чтобы их заткнуть.
Таким образом, роль приманки взял на себя Киба. Задача остальных состояла в том, чтобы вовремя прийти на помощь и уничтожить нечисть до того, как она отморозит старшему инспектору его мозги и другие жизненно и не очень важные органы.
Начало операции назначили на десять часов вечера. Когда риск появления посторонних был сведён к минимуму. Конечно, для абсолютной уверенности предусмотрительный Нара отправился к главе села, попросив того ужесточить комендантский час и проследить, чтобы никакой гражданский не выходил сегодня ночью на улицу.
На этом команда разошлась по делам, оставив хозяев дома в одиночестве.

***


Повернув голову в сторону скрипнувшей двери, Киба едва заметно скривился. У него не было никакого желания общаться с вышедшем на крыльцо человеком.
Присев рядом с Инудзукой, Саске уставился в пространство впереди себя, погружаясь в некое подобие транса. Напрягшийся было инспектор вновь понуро опустил плечи, думая о всём и ни о чём одновременно.
Было странно сидеть рядом с вечно угрюмым брюнетом и не ощущать себя ничтожной букашкой. Киба никогда не признается в этом вслух, но каждый раз, стоило только знакомой фигуре замаячить на горизонте, все его инстинкты будто начинали сходить с ума, возникало желание немедленно сорваться с места, лишь бы оказаться как можно дальше от угрюмого парня. Только огромная сила воли заставляла его оставаться на месте и не совершать подобных глупостей на глазах команды и обычных граждан.

- Очень благородно с твоей стороны подставиться под удар.

От неожиданно прозвучавшего в тишине голоса Учихи поверхность рук Кибы покрылась гусиной кожей. В, казалось, безразличном голосе брюнета сквозил такой холод, что хотелось укутаться во все привезённые с собой тёплые вещи, но даже в таком случае согреться вряд ли получилось бы.

- Из твоих уст это скорее напоминает упрёк, чем похвалу, - смог выдавить Киба, напряжённо вслушиваясь в равномерное дыхание собеседника.

- А ты ожидал другого? – притворно удивившись, задал вопрос Саске.

- И что же такого ужасного я сделал?

Вместо ответа Саске повернулся к нему всем корпусом, утыкаясь острой коленкой во внешнюю поверхность бедра. Просканировав Кибу взглядом, Учиха так и замер, казалось, не замечая неудобной позы и нервозности собеседника.

- Боишься повторения истории и решаешь пожертвовать собой, – растягивая слова, задумчиво произнёс брюнет, обращаясь скорее к самому себе, чем к Кибе. – Лишь бы совесть не мучила ещё больше, чем сейчас. А то, что, случись с тобой что-то, вся проделанная работа полетит коту под хвост, абсолютно не важно.

С каждым произнесённым звуком голос Саске становился всё холоднее и насмешливее, полностью отражая эмоции хозяина.

- И как же после этого мне к тебе относиться? Прикрываешь свою собственную задницу, не думая об остальных. Ты прав: это действительно благородно.

Не дожидаясь ответной реплики, Саске поднялся и, насвистывая под нос смутно знакомый мотив, скрылся за дверью.
Мышцы сжатых в кулаки ладоней ныли, отвлекая Кибу от желания плюнуть на всё и разукрасить физиономию скрывшегося в доме охотника.
Он ненавидел Учиху.
Ненавидел за то, что этот заносчивый высокомерный тип читал его мысли и чувства пугающе точно.

***


- Не нравится мне всё это, - поделился своими мыслями Конохомару, вынужденный согнуться чуть ли не пополам, чтобы его не было видно из-за низких кустов на кромке леса.

Его свистящий шёпот пронёсся по всей территории небольшой полянки, где, замерев по центру, стоял Киба и незаинтересованно смотрел на мерцающее звёздами небо. Неодобрительно скосив глаза в сторону Сарутоби, Шикамару тем не менее молча перевёл их обратно на пятачок, изломав в напряжённом ожидании брови.
Выражения страха и сосредоточенности практически на всех лицах, которые смог разглядеть Учиха, забавляло его. Суйгетцу - и тот выглядел даже более сконцентрированным, чем на самом первом своём задании.
Ожидание утомляло Саске. Хотелось начать действовать, а не прятаться в кустах, как какой-нибудь озабоченный извращенец, выглядывающий себе очередную жертву. Адреналин уже вовсю циркулировал в крови, делая засаду ещё более затруднительной для Учихи. Послышавшийся в некотором отдалении от места их маскировки хруст сухих веток только больше раззадорил охотничий азарт брюнета, вынуждая принять практически звериную позу для скорой атаки. Остальные тоже заметили этот звук и, как по команде, одновременно повернулись в ту сторону. Тен-Тен напряжённо сжала обоюдоострый нож, готовая, в случае чего, пустить его в ход.
Другие члены команды предпочли остановиться на более привычном выборе – огнестрельном оружии. Шикамару, например, направлял в сторону подозрительного звука револьвер Хино, ну или короткоствольный револьвер типа 26, как он именуется в официальных документах. Это оружие появилось относительно недавно, но уже заслужило определённую славу своим неудобством и невысокой скорострельностью. Почему Нара выбрал именно этот револьвер, оставалось понятным только ему самому. Но Саске мог предположить, что помощник инспектора, в принципе, не питает к оружию тёплых чувств, а потому и не видит смысла подбирать что-то особенное, довольствуясь меньшим. Его главным козырем всегда был мозг, и им он пользовался в совершенстве.
Конохомару отдал своё предпочтение Намбу Тип 14. Неплохой пистолет, разработанный на основе его предшественника - Намбу тип 4. Его главным плюсом являлась самозарядная конструкция. Магазин на восемь патронов, калибр - 8 мм. Оставалось только гадать, откуда у Мелкого оказался этот пистолет: ведь использовать эту модель могли в основном только солдаты японской Императорской армии.
Суйгетцу, в принципе, не пользовался огнестрельным оружием, считая его грубой, лишённой души игрушкой для неумех. Единственно возможным оружием он считал только катаны. Одна из его многочисленных красавиц покоилась сейчас в ножнах, ожидая своего часа. Местами Саске был солидарен с Хозуки. Ему тоже нравился холодный блеск стали и, самое главное, беззвучность этого оружия.
Тем не менее на этот раз он предпочёл остановить свой выбор на полюбившемся ему Маузер К-96. Хоть многие и ругают его за сложность перезаряжания и большие габариты, Учиха был уверен, что всё это нытьё больше относится к тем, кто не способен попасть в цель с первого раза и такими разговорами пытается скрыть свою некомпетентность за особенностями немецкого пистолета. Саске полюбил эту модель за мощь, точность и живучесть в боевых условиях. Также в узких кругах знатоков огнестрельного оружия его позиционируют как «пистолет-карабин» для охотников, что очень подходило образу жизни Учихи.
Напряженное ожидание прервало хлопанье крыльев взлетевшей птицы, которую все приняли за притаившегося врага. Раздражённо сдув с лица упавшую прядь волос, Саске снова уставился на чуть дёрнувшегося Кибу.
Стоит заметить: для подобной ситуации он держался вполне неплохо. Сторонний наблюдатель и не подумал бы, что неторопливо идущий от одного конца поляны к другому парень чем-то встревожен или взволнован. Он скорее решил бы, что человек просто кого-то ждёт. Тем не менее от внимательного взгляда Учихи не ускользнули еле заметно подрагивающие кончики пальцев и непроизвольное прикосновение ладони к правому карману длинного пальто, в полости которого покоился Кольт Уолкер 44-го калибра.
Незаметно посмотрев в сторону кустов, где находилась вся группа захвата, Инудзука выдохнул скопившийся в груди воздух. Что-то ему подсказывало, что эта ночь запомнится ему надолго.

***


- Чёрт.

Вопросительно приподняв бровь, помощник старшего инспектора посмотрел на сидевшего прямо на земле Конохомару.

- С чего вы вообще взяли, что эта, как её, Юки Онна появится именно здесь?

- Судя по отчётам прошлых происшествий, большинство жертв находили именно в таких местах, как это, – монотонным голосом принялся объяснять казавшуюся Наре прописную истину. - Так или иначе, ей всё равно придётся чем-то питаться, а единственный ужин в данный момент прислонился к стволу дерева прямо напротив тебя.

Все непроизвольно покосились в сторону Инудзуки.

- Допустим. Но откуда ты знаешь, что она проголодалась? Может, она на диете сидит и ест только раз в месяц, - не унимался Конохомару, приводя, по мнению Учихи, бредовые идеи в свою защиту.

- Мы просто уповаем на случай, - лаконично ответил Нара и обратно перевёл скучающий взгляд на беззвёздное небо. Нахмурился.

Это едва заметное изменение на всегда скучающем лице всколыхнуло внутри Саске массу неприятных ощущений. Он тоже перевёл глаза на небо, но не смог разглядеть там ничего, кроме затянувших всё пространство облаков.

- Приготовьтесь, – как можно тише произнёс Шикамару, сам вставая наизготове.

Стоило только всем занять свои позиции, как Саске почувствовал дуновение ледяного ветра, пробежавшего мурашками по его телу. Где-то сбоку послышалось едва уловимое шелушение листьев на вмиг покрывшейся инеем траве. А вслед за шумом возникла и сама виновница этого праздника жизни.
Саске никогда раньше не сталкивался со Снежной женщиной. Наверное, поэтому он не смог удержать восхищённого вздоха. Она была поистине прекрасна. Тёмные развевающиеся на ветру волосы хлёсткими петлями взмывали ввысь и описывали причудливые линии вокруг точёной фигуры. Бледная, даже, скорее, прозрачная кожа не срывала сеть голубых вен. Белое парадное кимоно только подчёркивало её невесомость и прозрачность. Юки Онна напоминала Учихе снежную бурю. Такую же прекрасную и, несомненно, опасную.

Кто-то - кажется, Конохомару - двинулся ей навстречу, но, вовремя остановленный стоящей рядом Тен-Тен, он замер на месте, не в силах оторвать от гостьи взгляда. Киба, напротив, резко отступил назад, быстрым движением выхватив из кармана Кольт и направив в сторону парящей над землёй женщины дуло пистолета. От этого движения она будто всколыхнулась. Учиха даже не заметил, как она оказалась в каких-то паре сантиметров от Инудзуки, жадно припадая к его губам.
Следующие несколько минут показались Саске одновременно самыми долгими и самыми быстрыми в его жизни.
Вот Киба содрогается всем телом в смертельных объятьях Снежной женщины. В следующую секунду тишину разрывает оглушающий выстрел. Но пуля, вместо того чтобы вонзиться в мягкую плоть, отскакивает от вмиг покрывшейся толстым слоем льда кожи нечисти. Очнувшись от наваждения, Саске вскидывает свой Маузер К-96. Пуля восьмого калибра ударяется об ледяную кожу существа, но единственное, что от неё остаётся, – это тонкая сеть неглубоких трещин, как на разбитом стекле. Выпустив ещё пару пуль и окончательно придя к выводу, что это бесполезно, Саске отправил пистолет обратно в обойму, решая, как поступить дальше. Кинув взгляд на Шикамару, брюнет понял, что тот занят тем же.
А тем временем шанс на благополучный исход для Инудзуки таял с каждой проносящейся секундой. Было видно, что он с трудом заставляет себя оставаться в сознании. Его кожа приобрела синеватый оттенок; руки безвольно повисли вдоль тела. Единственное, что помогало ему оставаться в вертикальном положении, – это Юки Онна, ни на секунду не разорвавшая смертельного поцелуя.

- Нара! - требовательно позвала помощника старшего инспектора Тен-Тен.

- Ещё нет, - пробормотал парень, застывший в позе «Лотоса» с закрытыми глазами и зачем-то соединёнными кончиками пальцев рук, изображающих не совсем правильный квадрат.

Чертыхнувшись, стоящий рядом с Саске Суйгетцу подорвался с места и на полном ходу обрушил на шею нечисти сверкнувшую в ночи катану. Как и следовало ожидать, эта отчаянная попытка не возымела успеха. Тем не менее Хозуки добился краткого внимания со стороны присосавшейся, как пиявка, к Инудзуке женщины. Едва уловимым движением руки она отбросила Суйгетцу потоком ледяного воздуха, впечатав того в ствол дерева. Не удержав болезненного стона, Хозуки вновь бросился на Юки Онну.

- Что ты вытворяешь, придурок?! – прошипел Саске, вновь доставая пистолет и прицеливаясь в Снежную женщину.

- Суйгетцу всё делает правильно, – раздался за спиной Учихи спокойный голос Шикамару. - Единственный шанс, как для Кибы, так и для нас, – это постоянная одновременная атака. Заметил? Чтобы отбросить Хозуки, Юки Онна была вынуждена оторваться от Кибы. Это наводит на вывод, что она не способна одновременно опустошать свою жертву и обороняться.

- В таком случае давайте заставим эту тварь понервничать! – кровожадно оскалившись, проорал Конохомару, направляя «14» в сторону вновь склонившейся над Инудзукой женщины. Прогремел выстрел - и метнувшийся в этот же момент на Юки Онну Суйгетцу чуть не словил пулю, предназначавшуюся нечисти.

- Аккуратнее, недоумок! – раздражённо сцепив зубы, прорычал Саске. - Угробить его решил?

- Нам нужно действовать слаженно, - заметил Нара. Брошенный в его сторону озлобленный взгляд Учихи заставил помощника инспектора криво усмехнуться. – Можешь угомонить своего дружка и позвать его?

Коротко кивнув, Саске привлёк внимание Суйгетцу громким выстрелом в небо и знаком попросил подойти. Тем временем Нара приказал оставшейся команде открыть огонь, желательно целясь ближе к лицу или шее, но так, чтобы не задеть находящегося в полуобморочном состоянии Инудзуку.
Подоспевший к этому времени Хозуки вопросительно вскинул бровь, закидывая катану на плечо.

- Есть план, – не желая терять драгоценное время, начал пояснение Шикамару. – Тен-Тен и Суйгетцу одновременно наносят удар, затем как можно скорее отступают назад. Как только они оказываются вне поле обстрела, в бой вступают все остальные. Выпускаем только по одной пуле, целясь преимущественно в область сердца. Далее всё начинается по второму кругу. Вопросы?

Улыбнувшись выражению упрямого желания немедленно приступить к выполнению поставленной задачи у каждого из команды, Нара кивнул. Как по команде, все члены группы отправились занимать позиции.
Задержавшийся Конохомару взволнованно посмотрел на уже побелевшего Кибу.

- Что будем делать, если план не сработает?

- Только одно... Молиться.

Хмыкнув в ответ на слова Нары, Саске вскинул свой пистолет.

***


Когда пуля вгрызлась стальными зубами в плоть Снежной женщины, Саске на один краткий миг показалось, что на месте Юки Онны находится совершенно другой человек. Развивающиеся волосы приобрели более глубокий цвет, а кожа уже была не настолько болезненно бледной. У него даже появилось нестерпимое желание броситься к оседающей на покрывшуюся осколками льда землю девушке, но, стоило ему моргнуть, как наваждение спало, оставив после себя неприятный осадок.
Кинувшаяся к упавшему вслед за тварью Кибе, Тен-Тен оттащила того подальше от корчившейся в предсмертной судороге Снежной женщины. Нащупав пульс на запястьях и сонной артерии, девушка с облегчением выдохнула, уткнувшись лицом в сгиб шеи инспектора. Подошедшие к этому времени Нара и Сарутоби молча опустили головы с выражением великой скорби, наблюдая за тихим плачем молодой служительницы закона.
Тронувший плечо Саске Суйгетцу кивком указал на замершее тело нечисти, намекая, что стоит закончить дело до конца. Утвердительно кивнув, Саске отошёл чуть в сторону, доставая из соседних кустов плотный мешок, две лопаты, спирт и спички.
Когда стальной лоток лопаты погрузился в землю, за спиной Учихи послышались шаги.

- Что вы делаете?

- Нужно покончить с этим раз и навсегда, – ответил за обоих Суйгетцу. - Сжечь тварь, чтобы она никого больше не побеспокоила.

- Нам нужны доказательства проделанной работы, – безразлично напомнил Шикамару.

Ничего не говоря, Хозуки молча поднял лежащую у его ног сумку и кинул в сторону помощника инспектора. Тот ловко поймал её, немного покачнувшись, не готовый к тому, что она настолько тяжёлая. Заглянув вовнутрь, он вопросительно выгнул бровь. Пожав плечами, Суйгетцу вернулся к прерванной работе, методично вырывая из земли куски и скидывая их в аккуратную кучку рядом с могилой.
Повернувшись к Саске и Суйгетцу спиной, Нара подошёл к трупу и присел на корточки, выуживая из мешка громоздкий фотоаппарат. Повертев его в руках, разбираясь в конструкции, Шикамару направил объектив на мёртвую женщину и пару раз нажал на спусковую кнопку. Послышался характерный звук, и из специального отверстия выпало пару снимков. Подняв их с земли и несколько раз стряхнув, он удовлетворённо хмыкнул. Пройдя вокруг тела несколько раз, снимая женщину с разных ракурсов, Нара убрал чудо-технику обратно в сумку, а получившиеся снимки - в нагрудной карман куртки.
Вырыв достаточно глубокую могилу и с помощью Конохомару поместив в неё тело, Хозуки смачно облил завёрнутое в мешок тело женщины спиртом, а Саске молча чиркнул спичкой о ребро коробка. Немного понаблюдав за лёгкими колыханиями вспыхнувшего огонька, охотник щелчком отправил спичку в могилу. Стоило только пылающей деревяшке соприкоснуться с пропитанной спиртом тканью мешка, как разгорелся пожар. В воздухе практически сразу запахло жареной плотью так, что не привыкший к такому Конохомару зажал нос и отвернулся, борясь с приступами рвоты. Тен-Тен, всё еще не выпуская из крепких объятий Кибу, посмотрела на ещё совсем юного паренька со смесью жалости и гордости.
Когда тело полностью догорело, а могила была засыпана землёй, Шикамару и Суйгетцу подхватили бессознательно Инудзуку и поволокли прочь от этого места. Благо, село было небольшим и, доставив старшего инспектора до медпункта, Нара тут же направился к главе, намереваясь поскорее поставить жирную точку в этом деле.
К удивлению всех собравшихся вокруг постели Инудзуки, Саске возжелал пойти вместе с помощником инспектора. Безразлично пожав плечами, Нара только кивнул в ответ на просьбу-требование Учихи.

@темы: Фанфики, Океан, Наруто