@n@nim
Maybe I'm crazy, maybe you're crazy, maybe we are crazy.
Название: Океан
Автор: @n@nim или ananim66
Бета:Tear of the God of Death
Пейринг: Саске/Наруто - основной
Рейтинг: NC-17
Жанр: ангст, драма, мистические существа
Размер: макси
Саммари: Человек думает, что он самое совершенное и разумное существо. И пытаясь доказать это, в первую очередь себе самому, он уничтожает то, к чему прикасаться не следует, завоевывает то, что ему не принадлежит, и покушается на вещи, силу которых, не вправе присваивать себе. И когда грань дозволенного, с треском, разрывается, на человеческий род обрушивается тьма...
Состояние: в процессе
Дисклеймер: все права на персонажей принадлежат Масаси Кишимото, а весь тот бред, что здесь написан, мне
Предупреждение: АУ, яой, насилие, ООС
Размещение: куда угодно, но только скиньте ссылку
От Автора: Надеюсь, что читабельно. Приятного прочтения)


You got a reaction
You got a reaction, didn't you?

Something better than nothing
Something better than nothing, it's giving up
We all need to do something
Try to keep the truth from showing up...

(The White Stripes - Blue Orchid)


- Сколько вы с ней уже встречаетесь, полгода?

- Девять месяцев.

В небольшой комнатушке 10X10 было душно. Единственное окно, распахнутое настежь, мало чем спасало от жары, и поэтому приходилось несколько раз в час бегать за стаканом прохладной воды, чтобы хоть чуть-чуть освежиться.
Суйгетцу, вальяжно расположившись на одном из крутящихся кресел, скучающим взглядом провожал пылинки, танцующие в воздухе, а Саске усиленно старался сосредоточиться на документах, когда Хозуки начал этот разговор.

- И ты хочешь сказать, что за всё это время вы даже ни разу не переспали?

Учиха бросил на Суйгетцу угрюмый взгляд.

- Я ничего не хочу сказать.

- Да ладно, - не обращая внимания на посылаемые Саске молнии, продолжил блондин. - Ты вообще человек?

Глубоко вдохнув воздух, Учиха холодно посмотрел на закинувшего на рабочий стол ноги Суйгетцу, всем своим видом давая понять, что не собирается обсуждать подобную тему.

- Забей. Просто с тех пор, как началась эта убийственная жара, стало абсолютно нечем заняться. О чём ты только думал, соглашаясь со старой ведьмой?

Посмотрев на стёртый рисунок подошв обуви Хозуки, Саске вновь погрузился в заполнение документов, присланных ему Нарой.
Спустя буквально неделю после того, как Суйгетцу и Саске вернулись с Сиракавы, к ним в номер постучался Какаши и с приветливой улыбкой, проступающей через неизменную маску, предложил пройтись до Резиденции. Первое, что сделала Цунаде, стоило им только переступить порог кабинета, - это изложила условия контракта по принятию охотников на места младших инспекторов убойного отдела.
Поначалу Учиха хотел отказаться. Так как, попав в систему, они уже никогда не смогут из неё выбраться. По крайней мере, без существенных жертв. Но обещанное жильё и не хилый заработок склонили чашу весов в пользу согласия. Тем более что он был не один. Хината, прибывшая на той же шхуне, что и он, не позволяла ему вернуться к прошлому образу жизни. Брюнет не мог, как прежде, скитаться по стране, уничтожая нечисть и ночуя в ветхих гостиницах. Она привыкла к совершенно иному. И Саске не считал себя правым просить у неё менять жизнь ещё больше.
Тишину кабинета нарушили два коротких удара о деревянную поверхность двери, а следом в помещение ворвался молодой сотрудник, недавно получивший работу. Низко поклонившись сначала Саске, а после - Суйгетцу, он немного нервно поправил выбившуюся из-за пояса брюк рубашку и звонким голосом отчеканил:

- Учиха Саске, Вас вызывает Начальник.

- По поводу?

- Он не сообщил, - немного стушевавшись, ответил паренёк и вопросительно уставился на всё ещё не двинувшегося с места Учиху.

Брюнет молча кивнул, то ли давая понять, что скоро явится, то ли безмолвно выпроваживая парня за дверь.
Суйгетцу под конец непродолжительного разговора принял в кресле вертикальное положение, спустив ноги на положенное им место – пол.

- Проблемы?

- Посмотрим, - поднимаясь из-за стола и натягивая пиджак, коротко произнёс Учиха.

Идя по длинным, похожим друг на друга коридорам Здания Правопорядка, брюнет ещё больше ощутил себя пойманным в мышеловку. Каждый новый день походил на предыдущий, навивая скуку. Но самое опасное было не в этом. Страшнее всего оказалось то, что он начинал привыкать к размеренной и прописанной по пунктам жизни.

Выгравированные инициалы и занимаемая хозяином кабинета должность поблескивали на прямоугольной табличке в свете коридорных ламп. Коротко постучав, Саске зашел внутрь, не глядя кивая головой в знак уважения (стоило ему только занять должность младшего инспектора, как правила этикета стали неотъемлемой частью его жизни.)
Когда Учиха поднял голову, он сразу встретился с насмешливым взглядом ореховых глаз Сенджу Цунаде.
Стараясь не выдать своего удивления, Саске обвел кабинет взглядом и наконец нашел того, кого искал. Начальник убойного отдела расположился в кресле слева от брюнета, в небольшой нише, позволяющей мужчине некоторое время оставаться незамеченным.

- Вызывали? – обратился Саске непосредственно к Джирайе.

- Ты быстро, – произнесла за Саннина Цунаде, неторопливой походкой направляясь в сторону рабочего стола Начальника. – Приятно осознавать факт того, что в убойном отделе работают настолько пунктуальные личности.

Лёгкая усмешка главы города Коноха вызвала у Саске нервную дрожь. Ему еле удалось скрыть своё раздражение за привычной маской безразличия. Лицо Джирайи приобрело серьёзный вид, и произнесённые им чёткие слова отпечатались на внутренней поверхности черепной коробки Учихи:

- Несколько дней назад ты невольно стал свидетелем некоего инцидента, произошедшего в моём кабинете, – взвешивая каждое слово, начал мужчина. – Я надеюсь, тебя не стоит предупреждать о необходимости соблюдения секретности в данной ситуации?

- Почему я должен делать из этого тайну? Разве не логичнее было бы сообщить служителям правопорядка о проникновении и взломе, таким образом предотвращая повторение подобной истории.

- Хватит паясничать, Учиха, – словно дикая кошка, прошипела Сенджу. – Я уверена: ты узнал нашего старого знакомого, которого, к слову, вместе с Инудзукой и Хозуки выпустил на свободу. Думали, я не догадаюсь? Честно признаться, ты разочаровал меня, Саске. Раньше я считала тебя хладнокровным, не поддающимся эмоциям профессионалом, но теперь полностью убедилась в том, что ты обычный зарвавшийся мальчишка, жаждущий отомстить.

Посильнее сцепив зубы, Саске прожёг Цунаде взглядом, оставив её высказывание без ответа. Осведомлённость блондинки в причастности его персоны к освобождению сирены заставила Учиху напрячься, но затронутая ею тема профессионализма и личных мотивов полностью уничтожила осторожность брюнета, заместив её неподдельной злобой.

- Довольно, Цунаде. Не стоит перегибать палку по отношению к своему подчинённому. Саске отлично справляется с возложенными на него обязанностями. А что касается прошлых ошибок... Ты и сама виновата в сложившейся ситуации. Перегнула палку, заигравшись в учёного. Вот парни и не выдержали.

- Вечно ты пытаешься всех примирить Джирайя, – раздражённо произнесла женщина, но внешне она выглядела более спокойно. – Ближе к делу. Ты, Учиха, держишь язык за зубами, а мы, в свою очередь, не трогаем ни тебя, ни Хозуки и ни ту застенчивую красотку, приплывшую с тобой из Сиракавы.

Скрепя зубами, Саске утвердительно кивнул, но в глазах блондинки всё равно проскользнули искры недоверия.

- Можешь идти, – добродушно улыбнувшись, сказал Саннин, поднимаясь с насиженного места только для того, чтобы сесть за рабочий стол. Облокотившаяся на угол Цунаде повернула голову в его сторону, видимо, ожидая дальнейших действий начальника ЦУБК.

Саске ничего не оставалось, как только покинуть кабинет Саннина, не удержавшись, чуть сильнее, чем следовало, захлопнув деревянную дверь.

***


- Зачем вызывали? – задал вопрос Суйгетцу, с интересом поглядывая на угрюмого брюнета из-под отросшей чёлки.

- Очередная волокита с документами, – соврал Саске, присаживаясь за стол. – Джирайя нашёл какую-то ошибку в отчёте по делу «Призрачного вора».

Скривившись при слове «отчёт», блондин со скучающей миной на лице вернулся к прочтению толстого томика Уголовного Кодекса.

***


- В «Русалку»? – натягивая откуда-то взявшуюся ковбойскую шляпу на голову, спросил Хозуки, прежде чем выйти из полицейского участка.

- Нет. Я домой.

- Как знаешь, – пожал плечами Суйгетцу и не оглядываясь ушел в сторону вышеупомянутого бара.

Саске же, противореча собственным словам, свернул с дороги, ведущей к двухэтажной постройке, внутри которой находится его с Хинатой квартира. Вместо этого он прошел мимо небольшого декоративного парка, нескольких забегаловок и сонных районов Конохи, оказываясь на развилке двух дорог. Одна из них вела обратно, в центр города, другая - за его пределы. Не замедляя шаг, брюнет свернул на более заросшую и извилистую, постепенно всё глубже погружаясь в усыпанное пшеницей и травой поле. Спустя минут пятнадцать ходьбы поверх высоких колосьев начала проглядываться крыша одноэтажного деревянного дома, чуть позже виднелись ставни, кирпичная кладка и, наконец, вся территория ухоженного участка с немного покосившимися зубьями забора.
Уже около сетчатой калитки ему в уши ударил звонкий собачий лай, а следом появился огромный мохнатый пёс, от переполнявших его счастья и нетерпения усиленно махая хвостом и пытаясь перепрыгнуть ограждение.
Погладив собаку по волосатой макушке, Саске аккуратно прикрыл калитку и прошёл по узкой протоптанной тропинке ко входу в дом. Даже не постучав, брюнет потянул дверь на себя и переступил порог. В нос ему тут же ударил запах псины, дерева и еды. Хозяин дома обнаружился на кухне: он с воодушевлением готовил яичницу с кусочками бекона и фальшиво напевал мелодию весёлой детской песенки.

- Я не ждал твоего появления, Учиха, – не оборачиваясь и не прерывая своего занятия, произнес Киба, ловко переворачивая содержимое сковородки на другую сторону.

- И тебе здравствуй. Как узнал, что это я?

- Хм. Только ты можешь без разрешения ворваться в чужой дом и даже не попросить за это прощения, – наконец повернувшись в сторону брюнета, с насмешливой ухмылкой пояснил Инудзука. – Будешь? – указывая на уже приготовленное блюдо, спросил шатен.

- Не откажусь.

Заняв один из стульев и наблюдая, как Инудзуки раскладывает еду по тарелкам, Саске механически поглаживал присевшего возле его ног Акамару. Закончив с накрыванием стола, Киба тоже занял своё место, сбоку от брюнета. Ужинали они молча. Единственное, что нарушало тишину, – это скрежет вилок по поверхности алюминиевых тарелок и редкие звуки, вырывающиеся из пасти пса, больше напоминающие храп. Когда с едой было покончено, а использованная посуда отправилась в раковину, Киба внимательно посмотрел на Учиху и выжидательно вскинул бровь, подталкивая гостя к объяснению своего неожиданного визита.
Вздохнув, Саске сказал:

- Я видел Его. Два дня назад, выполняя дурацкое поручение Цунаде.

- Что сказал Суйгетцу по этому поводу? – кивая головой, спросил Киба.

- Ничего. Я ему не говорил.

Вот тут уже Инудзуке не удалось скрыть своего изумления. Вопросительно искривив брови, он взглядом потребовал пояснений.

- Хозуки не умеет скрывать свои эмоции, – со вздохом объяснил свою позицию Учиха. - Старая ведьма, совместно с Начальником, вызвала меня на ковёр, запретив о чём-либо распространяться по этому поводу. В первую очередь вам двоим. Баба прознала про наше прямое отношение к исчезновению сирены.

- Ясно, – напряжённо произнёс Инудзука. Было заметно, что его шестерёнки усиленно работали, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации.

- Тем более, - добавил брюнет, - ты на некоторое время отстранён от дел, а, значит, риск встретить кого-то из этой парочки минимален.

От этих слов Киба неприязненно скривился и нервно принялся мерить шагами небольшую в размерах кухонку.

- Что будем делать? – наконец задал вопрос Инудзука, замерев на месте.

Саске неопределённо пожимает плечами и скучающим голосом произносит:

- Пока оставим всё как есть. Может, Он больше здесь и не появится.

Скептически вздёрнув бровь, Киба со смешанными эмоциями уставился в окно, выходящее на виднеющийся вдалеке лес. Наконец он кивнул.

- Сообщи мне, если что-нибудь изменится.

- Разумеется.

Не прощаясь, Саске молча поднялся изо стола и покинул помещение. Уже подходя к своей квартире, Учиха почувствовал, как стая противных мурашек пробегается по поверхности его кожи. Словно кто-то за ним наблюдает. Затормозив и оглянувшись, брюнет предсказуемо никого не обнаружил.

***


Воздух пропитался сладким ароматом цветов вперемешку с едва уловимым запахом моря. Слишком приторно, по мнению Саске. Проходя по коридору мимо кухни в спальню, брюнет краем глаза заметил движение внутри и улыбнулся.
Такого с ним ещё никогда не было. Так, чтобы по приходу домой его кто-то ждал. Так, чтобы холодными ночами можно было прижать к себе тёплое безропотное тело и просто наслаждаться объятиями. Так, чтобы ему действительно хотелось куда-то возвращаться.
Быстро скинув с себя пропахший потом костюм и сменив его на просторную рубаху с шортами, Саске умылся прохладной водой из крана в ванной и направился на кухню. Там во всю хлопотала Хината, старательно перемешивая на сковородке плов с креветками и фасолью. В её движениях проскальзывала неуверенность, присущая всем, кто никогда до этого не сталкивался с таким искусством, как приготовление еды. Обогнув грубовато сколоченный стол, Саске остановился позади девушки и нежно обнял её со спины. Та от неожиданности вздрогнула и напряглась, но, стоило ему коротко провести ладонью по плоскому животу, тут же успокоилась и вернулась к прерванному занятию.
Так проходили практически все вечера за последние девять месяцев. Он - заканчивал работать в шесть, приходил домой, переодевался и приводил мысли в порядок с помощью холодной воды из-под крана. Она – убиралась, сервировала стол, готовила еду, каждый раз стараясь ничего не испортить, и вздрагивала от его прикосновений.
Ровно девять месяцев Саске старательно, шаг за шагом устанавливал новые правила, придумывал новые схемы, по которым было легче жить в новых условиях. Но теперь всё это, заново построенное, находилось под угрозой.
Положив подбородок на плечо Хинаты, брюнет, не думая ни о чём, наблюдал за короткими, плавными движениями её рук. Добавив немного приправы и попробовав еду на вкус, она удовлетворённо вздохнула и выключила газ. Помешала ещё раз и закрыла сковородку крышкой, чтобы не дать плову остыть. Развернулась в руках Учихи и нежно прикоснулась губами к его щеке.

- Я скучала.

Потом высвободилась из объятий и очень ловко для незрячей разложила еду по тарелкам.
Подцепив палочками креветку, Саске некоторое время крутил её перед глазами, а после отправил в рот. Чисто механическое движение. Привычка, оставшаяся ещё с детства. Хината молча опустошала тарелку, изредка поглядывая в его сторону. Видимо, пытаясь удостовериться, что еда ему понравилась. Закончив с трапезой, Саске остановил поднявшуюся было девушку и сам убрал всё со стола, тщательно вымыл посуду и расставил её по местам. Хината терпеливо дожидалась, пока Учиха закончит, сложив ладони на коленях и уставившись невидящим взглядом в противоположную стену.
За время, проведённое в этой квартире, она отлично научилась ориентироваться в пространстве. Без труда находила нужные ей предметы. Великолепно справлялась с домашними обязанностями. С улицей, разумеется, дела обстояли несколько иначе. Даже если она хорошо знала дорогу, ей всё равно требовалась помощь провожатого. И тогда на пороге их квартиры появлялся паренёк-слуга, приехавший вместе с ними из Сиракавы. Паренька звали Иоши. Добрый, общительный человек, выполняющий любые поручения без возражений и недовольства. Было заметно, что он очень привязан к своей госпоже. Возможно, даже влюблён.
После уборки Саске, положив руку на плечо Хинаты, проводил её в маленькую гостиную и, сев на двухместный диван, обнял одной рукой, второй взял книгу великого хайдзина Мацуо Басё.
Через несколько недель совместного проживания брюнет обнаружил, что девушке очень нравится слушать, как он читает. И со временем такие посиделки стали ещё одной из многочисленных нововведений, заполнявших их жизни. Саске чувствовал, как постепенно, день от дня начинает смягчаться. Хината действовала на него как успокоительное на неврастеника. Прошлое медленно начало стираться и отходить на задний план. Все самые мрачные моменты пережитого собрались в кучку и скрылись за дверьми самой дальней комнаты его сознания. За все … лет со дня смерти семьи он впервые жил настоящим.

- Хочу спать, – немного капризно произнесла Хината, потёршись кончиком носа о его плечо.

Заложив клочок бумаги на странице, где остановил чтение, Саске положил книгу на тумбочку и аккуратно поднялся с места, утягивая за собой девушку.
В спальне царил приятный полумрак. Вечер постепенно сдавал позиции уступая ночи. Разложив довольно просторную постель, Саске подтолкнул Хинату к кровати, сам устраиваясь с левой стороны. Волосы девушки разметались по подушке неровными линиями, мешая, поэтому ему пришлось собрать их вместе. Хината повернулась набок и положила голову на его грудь прикрывая глаза. Спустя несколько минут она уже спала. А Саске тихонько наблюдал, как её грудь мерно вздымается и опадает, позволяя лёгким насыщаться кислородом.
Пришло время кошмаров.

***


Идя ко дну, помимо воды, тебя поглощает тишина. Тупая, вязкая, как кисель. И в этой тишине ты отчётливо слышишь свой пульс. Слышишь, как кровь циркулирует по венам и артериям, а сердце усиленно работает, старательно перекачивая остатки кислорода к миллиардам твоих клеток. Ты не закрываешь глаза, и поэтому они начинают зудеть, а картинка перед ними мутнеет и искажается. Вот что ты чувствуешь, идя ко дну. Первые сорок секунд (если, разумеется, твои лёгкие достаточно натренированы.)
Дальше лёгкие начинают требовать новую порцию кислорода под влиянием большого количества углекислого газа. Твой мозг не в состоянии посчитать, сколько будет три плюс два, а мышцы всего тела непроизвольно напрягаются. И ты всплываешь (если, разумеется, можешь это сделать.)
Водоворот над тобой и невидимые руки, утягивающие ко дну, не позволяют этого. Поэтому ты переходишь к следующей стадии. На ней инстинкт самосохранения, спасавший ни один раз, играет против тебя самого. Ты открываешь рот, выпуская остатки воздуха, и машинально заглатываешь новую порцию. Но вместо необходимого количества живительного газа в твои лёгкие забивается вода. И всё. Конец (если тебя, разумеется, не вылавливают в течение ближайших пяти минут и не борются за твою жалкую жизнь. Именно этого количества времени достаточно, чтобы ваши мозги превратились в кашу, а вы сами стали полноценным овощем.)

Я это знаю, потому что переживаю подобное каждую ночь, на протяжении последних девяти месяцев.

***


Ощутив, что подушка влажная от пота, Саске скинул её на пол, не желая провести оставшуюся часть ночи на мокрых тряпках. С простынёй дела обстояли несколько труднее. Пришлось как можно тише и незаметнее для спящей Хинаты подвинуть её ближе к середине. Предусмотрительно подложенный целлофан под половиной кровати, где спит Учиха, тоже отправился на пол к уже валяющейся там подушке.
Саске поднялся с кровати и побрел в ванную за полотенцем, затем - на кухню, чтобы смочить пересохшее горло. На языке до сих пор остался привкус морской соли. Он стоял так некоторое время, пытаясь вернуть дыханию положенные шестнадцать–двадцать движений в минуту. Успокоившись, вернулся обратно в спальню, разложил полотенце и накрылся лёгким одеялом.
Хината всё так же беспечно спит.

***


Следующий день ничем не отличался от предыдущего. Те же лица, те же разговоры, те же извечные проблемы. Поступило несколько жалоб на шумных соседей, поймали парочку мелких воришек и ещё группу подростков из шести человек, переживающих бунтарский период своей жизни. Вот и все события за день.
Блаженно потянувшись в кресле, Суйгетцу недовольно покосился на внушительную стопку ждущих заполнения отчётов. Поразмыслив несколько секунд, он с чувством пихнул их на пол, пополняя уже собравшуюся там кучу таких же бумажек и папок.

- Рано или поздно тебе всё равно придётся их заполнить, – проследив за нехитрыми манипуляциями блондина, произнёс Саске.

- Лучше поздно, чем рано.

Покачав головой, Саске поставил последний за сегодняшний день иероглиф и закрепил свою работу печатью.

- Может, в бар?

- Неохота.

- За последние пару недель ты ни разу нормально не расслаблялся. Так и помереть недолго, – наставительным голосом заявил Суйгетцу, заискивающе смотря прямо в глаза брюнета.

- За меня не беспокойся. На твоём месте я бы переживал за собственную печень, чем за мою скорую кончину. - Глубоко вдохнув, Саске поднялся с рабочего места, задвинул стул и, натягивая на плечи пиджак, нетерпеливо буркнут: - Так ты идёшь или нет?

Просиявшее от улыбки лицо Суйгетцу вызвало в душе Учихи непонятное ощущение, близкое к сожалению о чём-то давно утерянном.

Не успели они разместиться за столиком бара, как им уже принесли две кружки пива и тарелку сухариков, пропитанных чесноком и солью.
С последнего посещения Учихой этого питейного заведения мало что изменилось. Разве только народу стало побольше, а еда по качеству, на удивление, улучшилась. Видимо, это было связанно с зачастившей приходить сюда главой города. Сновавшие туда-сюда официантки были все как на подбор: молодые, симпатичные и длинноволосые девушками. В простеньких, но довольно аккуратных кимоно, длиной достигающих щиколоток. Они неизменно улыбались всем посетителям вежливой профессиональной улыбкой, обращались к клиентам исключительно на «Вы», выполняя свои обязанности чётко и быстро.
Осушив стакан ровно на половину, Суйгетцу выразительно посмотрел в сторону нетронутой выпивки Учихи. Не желая спорить с блондином из-за подобной мелочи, Саске тоже сделал пару глотков, успокоив таким образом только начавшего открывать рот охотника.

- Может, закажем что-нибудь из горячего?

- Как хочешь, – пожал плечами Учиха.

Взмахнув рукой, тем самым призывая вмиг оказавшуюся около их столика официантку, Суйгетцу, не глядя в меню, назвал несколько блюд и, подмигнув зардевшейся девушке, повернулся обратно к брюнету.

- Ну, а теперь можно и поговорить.

Тем не менее после произнесённой Хозуки фразы над их столиком повисло молчание, прерываемое только характерным для всех баров шумом.

- Что происходит? – не выдержал наконец блондин.

- Ты о чём?

- Не строй из себя идиота, Учиха! За последние несколько месяцев ты окончательно замкнулся в себе. Никуда не выходишь, ни с кем не общаешься. С работы тут же бежишь домой. У меня даже закралось подозрение, что тебя утащили пришельцы, высосали твои мозги и на место старых вставили новые.

- Что за чушь ты несёшь? - поморщился в раздражении Саске. – Какие пришельцы, какие мозги? Вместо того чтобы придумывать всякий бред, лучше бы как следует выполнял свою работу.

- И мы снова вернулись к работе, – торжествующе произнёс Суйгетцу.

- Что ты от меня хочешь? – усталые нотки, такие не характерные для Учихи, окончательно рассвирепели Суйгетцу, и, не выдержав, он сорвался:

- Я хочу, чтобы старый, вечно недовольный, пропитанный желчью и иронией Саске вернулся, предварительно задушив это жалкое подобие самого себя!

Хозуки настолько распылился, выговаривая всё накопившееся недовольство вкупе с волнением за напарника, что последние слова буквально проорал на весь зал. Несколько посетителей недовольно покосились в их сторону, остальные же сделали вид, что ничего не слышали и, уткнувшись в тарелки, усиленно пережёвывали пищу.

- Хватит истерить, – жёстко обрубил Саске. – Мне плевать на то, что тебя или кого-то ещё во мне не устраивает. Я не обязан поступать так, как желают остальные. Если тебе это не нравится, то можешь проваливать. Удерживать не буду.

Резко отодвинув стул и поднявшись, Учиха не глядя бросил на стол несколько купюр и направился к выходу. По дороге кивнув паре знакомых с работы, брюнет скрылся за деревянными дверьми бара «Русалка».
Над принесёнными тарелками с заказанной едой поднимался пар. Сжав кулак, в котором держал вилку, Суйгетцу принялся остервенело опустошать их содержимое.

***


- Не выносишь, когда тебе говорят правду? – От насмешливого голоса, прозвучавшего из-за угла следующего здания, Саске еле заметно вздрогнул, но вовремя взял расшатанные недавним разговором эмоции под контроль: просто приостановился, дожидаясь, пока мужчина, которому принадлежал голос, выйдет на центральную улицу. - Признаться честно, я думал, что ты попытаешься его убить. Уже готовился прийти на помощь твоему неудачливому напарнику.

Проигнорировав явную провокацию, Саске молча побрёл дальше.

- Так и будешь молчать?

- А что, стоит на это ответить? Думаешь, буду сейчас рвать и метать, ища, на ком бы мне выместить злость?

- Прежний Саске поступил бы именно так.

- Но я не прежний.

Почесав кончик носа, скрытый под маской, Какаши только пожал плечами, никак не прокомментировав последнюю фразу. Завернув за угол и пройдя ещё несколько кафешек и частных домов, они оказались возле чугунных ворот, оплетённых вьющимся плющом. Оглядевшись по сторонам, мужчина прошёл в приоткрытую калитку с боку от главного входа.

- И когда только обзавёлся запасными ключами? – пробормотал он себе под нос.

Следуя за хранящим молчание Учихой, Какаши обвёл взглядом находящихся за ограждениями животных. Наконец они остановились возле загона № 29.

- Ветер не любит незнакомцев, - только и произнёс брюнет, щёлкнув ключом в замке.

- Не забывай, кто тебе его продал.

Включив свет и по-хозяйски разместившись на небольшом плетённом стуле, Хатаке наблюдал, как парень бережно проводил пальцами по тёмной морде малазийца, после чего зарывал их в короткую гриву животного.

- Всегда любил эту породу: за её ум и скорость. Даже жалко как-то, что он стоит тут целыми днями, практически не выходя на прогулки. Такому скакуну важны пробеги. Иначе он быстро начнёт жиреть и вскоре подохнет, – вспомнив о времени, когда являлся помощником Джирайи по выведению лошадей, провёл нравоучительную беседу Какаши. - Тебе бы взять пару дней выходных и отправиться вместе с ним куда-нибудь подальше отсюда. Заодно и проветришься.

- Я подумаю над этим, – не желая спорить с мужчиной, уклончиво ответил Учиха.

- Думай быстрее. Сейчас лучшее время исчезнуть из города. Сказать по правде, мне вообще не стоит находиться рядом с тобой. В конце концов, меня же всё-таки подослали за тобой следить, - как ни в чём не бывало произнёс Хатаке, неторопливо поднимаясь с места. - Ну, бывай, – напоследок махнув рукой, Какаши вышел за ограждение, постепенно исчезая в опустившихся на землю сумерках.

***


Не особо удивившись заявлению Хатаке, Саске ещё какое-то время провёл в конюшне, в полном одиночестве обдумывая предложение мужчины. Идея провести несколько дней наедине с самим собой, в дали от людей, казалась заманчивой. Особенно после сегодняшней вспышки Суйгетцу.
Саске и сам ощущал, что с ним что-то происходит. Хорошее или плохое - сказать было трудно, но перемены, произошедшие с ним, были колоссальными. Возможно, это связанно с усталостью, возможно - с ответственностью, которую он возложил на свои плечи, приняв решение жить в одной квартире с Хинатой. Но разобраться в этом, безусловно, было необходимо.
Последний раз погладив морду коня и предложив ему лакомство, Саске закрыл денник. На улице давно стемнело, и в свете неполной луны еле освещённые переулки казались зловещими. Проходя мимо магазинчика, торговавшего быстро готовящейся пищей, брюнет несколько замедлил шаг. Если он действительно намеревался последовать совету Какаши, то стоило бы запастись едой, которую будет достаточно просто приготовить в походных условиях. Мысленно поставив себе галочку заглянуть сюда в ближайшие дни, Саске зашёл в вестибюль, поднялся на второй этаж и повернул в замке ключ.
В квартире было темно. Видимо, Хината уже легла спать. Стараясь не шуметь, Саске скинул обувь, снял пиджак и повесил его на торчащий в стене гвоздик, заменяющий ему вешалку. Включив на кухне свет, он сразу же направился к раковине, налил в стоящий рядом стакан воды и одним глотком выпил всё содержимое. Немного постояв так в тишине, парень поставил стакан на место и, предварительно выключив свет, отправился в спальню.
Про кратковременный отъезд он решил сообщить Хинате утром.

***


Солнце только-только начинало подниматься над бескрайним морем окружающего город леса. Бледные лучи звезды играючи цеплялись за все предметы, окрашивая их в рыжеватый цвет. Синева ночи ещё пыталась бороться за своё господство, уверенными ровными штрихами покрывая небо, но светло-голубое полотно, сопровождающее восход солнца, неумолимо, сантиметр за сантиметром отвоёвывало свою территорию.
Город всё ещё спал, и лишь только единицы могли наблюдать за пробуждением природы. Дежуривший у центральных ворот Конохи Джиро Ито широко зевнул, безразлично наблюдая эту картину. Его уже давно не восхищала красота восхода. Единственное, что волновало мужчину, – это то, что до конца смены осталось чуть меньше часа. Ещё раз зевнув, Джиро перевёл расфокусированный взгляд на широкую протоптанную за многие десятилетия главную дорогу города и удивлённо моргнул пару раз. Прямо по центру неторопливо шагали двое. Лучи солнца освещали их сзади, не позволяя разглядеть лица, и только темнеющие контуры силуэтов выделялись на уже посветлевшем фоне голубого неба.

@музыка: The White Stripes - Blue Orchid

@темы: Наруто, Океан, Фанфики